Сколько Берут Взятку Чтобы Поступить В Медицинский

Взятки в медицинских вузах

Двенадцать лет за 6 млн рублей – столько грозит ректору Северного медицинского университета Павлу Сидорову. Дело жадного ректора будет отправлено в суд, когда он оклемается от такой вопиющей несправедливости, что серьезно пошатнула его здоровье.

История с зачислением в Московский стоматологический университет Гусейна Исаева, за которого ЕГЭ по математике сдавала студентка Ксения Соловьева (подробности ), — лишь один, причем не самый удивительный, эпизод приемной кампании этого года.

Берут ли взятки в дагестанском базовом медицинском колледже

Сейчас, когда ещё не завершена сдача ЕГЭ, когда ещё не приняты документы у поступающих в ДГМУ, когда нет приказа о приёме студентов ДГМУ по целевым квотам, ещё можно всё изменить. У руководства республики есть шанс показать народу, что борьба с коррупцией – не пустые слова, а реальные дела.

О том, что в целевых направлениях нет никакой необходимости, свидетельствуют случаи, когда школьник уже заплативший за целевое направление, вдруг при сдаче ЕГЭ получает балл ниже минимального, но целевое направление почему-то не распределяется между другими выпускниками этого района. На сайтах Минздравов других субъектов РФ можно встретить объявления о конкурсе среди желающих поступить в медицинские вузы по целевым квотам, но сайт Минздрава РД молчит, и распределение целевых квот происходит тайно, без конкурса.

Как без взяток поступить в МГУ

1) МГУ – ведущий вуз страны, лицо российского образования и имеет высокий рейтинг среди вузов всего мира. Диплом МГУ котируется за рубежом. Если в МГУ будут зачислять неспособных студентов за деньги, снизится квалификация наших специалистов, университет потеряет престиж на международном уровне. Поэтому в МГУ принимают прежде всего за ум и знания, а не за деньги!

Среди людей, не относящихся к МГУ, бытует мнение, что в столь престижный вуз нельзя поступить бесплатно, а только по блату или за большие деньги (50 000 долларов – такую цену называют сведущие). Я уже давно равнодушно воспринимаю намеки, что заплатила за свой «билет» в вуз, но меня беспокоит, что такое внушают школьникам, мечтающим к нам поступить. Поэтому решила написать эту заметку…

Сколько Берут Взятку Чтобы Поступить В Медицинский

Впрочем, можно обойтись без взяток и даже без учебы. Желающие могут просто купить «корки». На сегодняшний день в Москве предлагают несколько вариантов диплома. Настоящий незаполненный гознаковский бланк со всеми положенными защитами (объемные водяные знаки, защитные цветные волокна, гильоширные элементы, микротекст, флюоресцентные частицы) с печатью и вкладышем для оценок стоит порядка 250 долларов. Аналогичный, но заполненный – от 350 долларов. Подделку под Гознак можно купить за 40 долларов — пустую и 150 долларов — заполненную. Делается все за один день.

Двухчасовые занятия с репетитором, который предоставит студенту экзаменационные билеты и ответы на них, оцениваются в 30-70 долларов. Количество уроков варьируется в зависимости от вуза и сложности предмета.
Порой зачет можно получить и без репетитора. В МГИМО, МГУ и прочих «модных» вузах зачеты ставятся иногда за бутылку виски или блок «Парламента».

Как медику правильно брать взятки

По сути, еще пару лет назад медицинского рынка как такового не было. Нашим главным конкурентом был врач, который работает в государственной больнице и получает взятку, не неся при этом никаких затрат на аренду, оборудование, инструменты… Раньше он брал за прием 50 грн.

Наконец, чем красноречивее начнете вы разглагольствовать всюду о честности, беспристрастии и знании законов, тем незаметнее будут ваши действия на стороне, противной сим достоинствам. Взятки первого рода — натурой — это обеды, подарки, сюрпризы в дни именин и дни рождения самого взяточника, его жены и детей, а также нечаянное забытие вещей в доме взяточника, уступка движимого имущества и дворовых людей, совершаемая на законном основании без платежа денег.

Взятки в медвузах

«Если мы чего-то не знали, с нас просто брали обещание не работать хирургами»
28 апреля 2011
Студенты-медики объясняют, почему в России нельзя болеть, почему они ни за что не стали бы лечиться у своих однокурсников и сколько стоит зачет, экзамен или медицинский диплом. Записали Светлана Рейтер и Дарья Саркисян. Фотограф Эрик Бокер
В.В.,
Студент 3-го курса Московского медицинского университета имени Сеченова (Первый мед)
«Когда я пришел получать студенческий билет, мальчик с четвертого курса мне рассказал, что некоторые студенты даже машины продают, чтобы только остаться в университете. Тема взяток у нас очень легкая, на самом деле. Схема проста: выжидаешь момент и идешь с преподавателем на контакт. Если времени до зачета или экзамена осталось совсем чуть-чуть, подходишь к преподавателю, когда он один, и называешь сумму. Вообще, у нас в университете сложнее получить зачет, чем экзамен, поэтому и стоят они часто одинаково — около 15 тысяч рублей. Например, экзамен с зачетом по биоорганической химии стоит 30 тысяч. В сумму входит четверка по заранее выбранному тобой билету. На кафедре микробиологии, я слышал, за зачет один преподаватель брал 60 тысяч. Но зачет студентам не ставил, на том и прокололся — донесли новому ректору, тот сказал, что если кто-то из студентов может подтвердить этот факт, преподавателя уволят. Несколько учащихся написали анонимные записочки, его и уволили.
Я хочу стать пластическим хирургом. Определяю для себя необходимые предметы — анатомия, общая хирургия — и их учу, а за остальное заношу денежки. Если у тебя с начала семестра совсем плохо идут дела, ты договариваешься на дополнительные занятия — конечно, совершенно неофициальные. Можно ходить на занятия одному, можно — небольшой группой. Я договаривался с преподавателем по биоорганической химии на десять индивидуальных занятий, 15 тысяч рублей. Потом сказал ему, что мне бы еще хорошо и экзамен сдать, он говорит: «Это обойдется в ту же сумму».
Процедура оплаты «черных» занятий выглядит так: преподаватель встает, прощается, а потом говорит: «Деньги кладите под бумажку или в конверт». Или раскрывает в конце занятия журнал, куда все студенты скидывают деньги, чтобы преподаватель сам их в руки не брал. Один раз мне попался жесткий преподаватель по физике, завалил на экзамене. Я нашел другого: 6 тысяч — тройка, 12 — четверка. Меня это даже немного удивило — видно, есть у него остатки совести. Старенький такой преподаватель, хороший. Сказал мне, чтобы я деньги не в университете передавал, а приехал к нему домой.
Берут все. У нас есть преподаватель по анатомии. К нему приходит группа, и он первое занятие начинает с опроса, кто у кого родители. И начинается: пусть мне поездочку оформят, кольцо купят, галстук, гвозди на дачу. Поэтому в нашем университете надо скрывать свои понты и не показывать богатство. Я еще слышал, что через этого преподавателя можно зачеты по другим предметам делать — по гистологии, например, но я за гистологию на втором курсе сам платил, без всяких посредников.
Я знаю всего одну преподавательницу, которая не берет денег, она английский ведет. Когда я ей нагло сказал: «Давайте я заплачу денег, а вы мне — зачет», — она ответила: «Ни в коем случае! Иди в кассу, оформляй 10 занятий по 600 рублей и приноси квитанцию». Я ее очень полюбил: мы занимались с ней год, и в итоге я сам сдал экзамен».
Т.,
ординатор, выпускница Ростовского государственного медицинского университета
«У нас брали деньги за все предметы, но в некоторых случаях обязательно, а в некоторых — по желанию. Обязательные взятки — это когда ты платишь за доступ к экзамену. Без денег тебя преподаватель даже слушать не станет. При этом выучить весь материал по предмету ты все равно обязан, деньги просто гарантируют тебе возможность сдать предмет, а оценка зависит от тебя. Помню, обязательными были взятки на экзамене по инфекционным болезням, на пятом курсе. Экзамен принимал довольно специфический профессор: очень статный, импозантный, вспыльчивый. О нем ходило много легенд: один раз он швырнул в студента стулом, в другой — сломал кому-то ключицу, в общем, мы боялись ему не платить, поскольку это грозило грубой физической расправой. А на кафедре оперативной хирургии все было устроено так: платишь четыре тысячи и можешь вообще не ходить на занятия. Потом, перед экзаменом, платишь еще четыре тысячи. Я так и сделала, поскольку никогда не планировала стать оперирующим хирургом. Деньги отдала преподавателю прямо в руки — в коридоре, при всех. Без конверта. Чистое бабло. Как будто пакет семечек на улице у бабушки купила.
Не могу сказать, знал ли обо всем этом ректор, но мне не хотелось бы говорить о нем плохо: во-первых, он недавно умер, а во-вторых, кафедра, которой он заведовал — наша профильная кафедра педиатрии, — была самой честной. Там нельзя было заплатить ни при каком раскладе. А ординатуру я проходила в клинике детских болезней на Пироговке. Помню, поначалу меня очень удивляло, что там не принято дарить профессорам подарки. У нас это было обычным делом — даже на нашей кафедре поздравить преподавателя с экзаменом, купить ему шампанского и фруктов, накрыть стол считалось нормой.
Моя подружка, менеджер, рассказывала мне, что в ее институте, если студент чего-то не знал, на это закрывали глаза: „Да ладно, не хирургов готовим“. А с нас, если мы чего-то не знали, просто брали обещание не работать хирургами — и все».
Х.,
Студент 1-го курса Московского медицинского университета имени Сеченова (Первый мед)
«Самое неприятное, если ты сам хорошо занимаешься, а преподаватель вынуждает тебя давать ему деньги. Он принципиально не ставит тебе хорошие оценки на экзаменах, как бы хорошо ты ни готовился. Он спрашивает тебя на коллоквиумах до упора и в итоге находит вопрос, на который ты не знаешь ответа. И так несколько раз подряд. Потом сердобольные старшекурсники объясняют, в чем дело. Сейчас уже даже я, хотя специально не интересуюсь, знаю, кому, что и за сколько можно сдать. Это как-то витает в воздухе: самый дешевый зачет — 5-10 тысяч, вместе с экзаменом — 30-40. Когда рассказываю знакомым, они удивляются — у них если и дают взятки, то какими-то окольными путями. А у нас все сразу известно.
По основному предмету, по специальности, у меня был преподаватель, который заваливал на коллоквиумах. Почти всю группу, 12 человек. Мы сначала честно ходили, пытались пересдавать. А он делал так: задаст десять вопросов, ты на все ответил, он задает одиннадцатый, на который ты ответа не даешь. Все — иди, доучи и приходи еще раз. Даже тройки не ставит. И так — у всех. Он хотел дополнительных занятий. Когда мы с ним это обсудили, все стало нормально. Пришлось взять больше десяти занятий, по полторы тысячи каждое. Они были плохие: сначала он что-то коротко, для вида, рассказывал, а потом это превратилось в совершенный бред. Он звонил сам и говорил: „Знаешь, у меня сегодня совсем нет времени, давай просто встретимся, за темы рассчитаемся, и все“. Если в деньгах говорить, то я потратил 25 тысяч.
Спорить с любым преподавателем в этом случае бесполезно: он, например, не дает студентам перевестись в другую группу. Можно, конечно, с ним воевать, но себе дороже: нам учиться еще пять лет. Я знаю человека, который ходил по каким-то ректоратам и деканатам. В итоге его перевели в лаборанты.
Одно могу сказать: я бы не хотел бы, чтобы мой ребенок попал к тем студентам, которые платили преподавателю деньги».
М.,
Студентка 3-го курса Московского медицинского университета имени Сеченова (Первый мед)
«Первое образование у меня экономическое, но я захотела поступить в медицинский институт, поскольку уже восемь лет занимаюсь волонтерством. Честно сказать, я очень жалею, что пошла в Первый мед, хотя это заведение и считается самым статусным. С точки зрения нравственности и медицины этот вуз — грязное место. Некоторые мои знакомые волонтеры решили не идти в этот институт. Зачем? Чтобы брать неофициальные дополнительные занятия по биологии? Давать взятку за экзамен по анатомии?
Мое сердце полно ненависти к этому институту. Я хочу стать врачом, чтобы помогать больным, но меня этому не учат. Единственная кафедра, где я чувствую себя комфортно, — кафедра нормальной физиологии. Наверное, и там кто-то берет деньги, но тебе хотя бы все объясняют и с тобой по-настоящему занимаются. Остальные кафедры — это кошмар. Биохимия, микробиология, патологическая анатомия. Попадаются честные, идейные преподаватели — на той же физиологии, на гистологии, но это единичные случаи, они не влияют на общую картину. Кафедра анатомии вообще отдельный разговор: ее заведующий, никого не стесняясь, может идти по коридору и в разговоре объявлять расценки. Я платила за анатомию 25 тысяч рублей, в сумму входила четверка по экзамену и десять дополнительных занятий. Я даже не пыталась сдавать сама, понимала, что есть два варианта — пересдавать до бесконечности или заплатить.
Конечно, у преподавателя есть некоторое количество совести, и если он видит перед собой безупречного студента, он не будет ставить ему неуд. Даже те студенты, которые могли бы учиться на отлично, врачи от бога, получают на коррумпированных кафедрах тройки.
Очень неприятно, что наши студенты, видя вокруг весь этот беспредел, становятся нездоровыми циниками. Мне хочется куда-то перевестись, чтобы честно учиться. Я устала от этих вечных денег. Как бы я ни хотела, я не смогу стать детским онкологом — не хватит знаний. Мои друзья, окончившие медицинский институт лет десять назад, считают, что мы сами во всем виноваты, поскольку несем деньги. Но как их не нести, если при попытке сдать зачет самостоятельно ты налетаешь лбом на забор».
Студенты-медики объясняют, почему в России нельзя болеть, почему они ни за что не стали бы лечиться у своих однокурсников и сколько стоит зачет, экзамен или медицинский диплом. Записали Светлана Рейтер и Дарья Саркисян. Фотограф Эрик Бокер
А.Б.,
Интерн Российского государственного медицинского университета (Второй мед)
«Я с детства знал, что пойду в медицину. Поступил в медицинский лицей. Но в 11 классе нам велели заниматься с репетиторами, и с этого все и началось: стало понятно, что человек с улицы в медицинский вуз поступить не может. Репетиторы обязательно должны быть преподавателями выбранного для поступления института. Смотрите, тут такая хитрая штука: министерство образования в мае подписывает билеты для июльских вступительных экзаменов, запечатывает и рассылает их по институтским кафедрам. Эти конверты строго-настрого запрещено распечатывать до экзаменов, но уже в мае мы знали все билеты по биологии, задачи по химии и прочее. Я сам видел ксерокопии билетов, где был указан месяц июль, хотя дело было в мае. Чтобы опознать работу «своего» студента в огромной стопке, преподаватели разработали специальный код. Например, на последней странице сочинения надо было написать условное предложение, а последний абзац начать с красной строки. В задаче по химии — начать решение со слова «пусть».
Я поступил в вуз, начал учиться на педиатрии. К летней сессии стали известны цены: $150 — зачет, $200 — зачет с экзаменом. Такую сумму, например, моя жена, учившаяся на лечебном факультете, заплатила за экзамен по анатомии. Но когда мы заканчивали третий курс, в обращение вошло евро, а номинал остался прежним. К четвертому курсу предметы стали сложнее, и цены выросли: например, за экзамен по патологической физиологии брали порядка 900 евро.
Процесс «заноса» строился так: существует группа «вхожих» людей, преимущественно из южных республик бывшего СССР, которые знали мобильный телефон нужного преподавателя и держали с ним связь. Проблема в том, что посредники могли кинуть. При этом сами они всегда получали хорошие оценки. Один из них честно говорил, что врачом быть не собирается: «Я вернусь на родину, мне отец построит санаторий, и я буду там главным. Знания мне не нужны, а возглавить санаторий без диплома никто не даст». В целом, каждый пятый в моем институте дает взятки, причем стабильно. Слухи о том, что преподаватели после летней сессии покупают новые машины, далеко не беспочвенны.
А вот на старших курсах начинаются клинические кафедры. Там преподаватели — врачи, и у них, помимо студентов, куча своей работы: у них пациенты, научные разработки, и им взятки не нужны.
Пробелы в знаниях есть у всех выпускников медицинских институтов, поскольку обучение в них построено неправильно. Ни на одном из занятий за все шесть лет меня не научили делать элементарный внутримышечный укол. Упор делается на чистую теорию: тренироваться мы, видимо, должны были дома, на кошках. А взятки, конечно, прорехи в знаниях усугубляют. 60% выпускников медицинских институтов не идут работать врачами, но людей, которые в принципе хотят стать хорошими специалистами, еще меньше. Поэтому я, еще когда пришел на первый курс, четко понял, что в России болеть нельзя. Потому что страшно».
М.,
Студентка 4-го курса медицинского факультета Российского университета дружбы народов
«Сначала я училась в институте медико-социальной реабилитологии, филиале Второго меда. Первую взятку дала на втором курсе, на кафедре патологической анатомии. Я понимала, что у меня ничего самостоятельно сдать не выйдет: преподаватель слишком молодой и явно хочет денег. Я приходила к нему, сдавала, а он меня отсылал: «В следующий раз придешь, когда все хорошо знать будешь». Когда затягивают время, значит, хотят денег. Я напрямую спросила: «Сколько стоит сдать зачет?» Он ответил: «Двести евро». Через день я принесла деньги в конверте, вложенном в зачетку. Пришла к нему в кабинет, он «слил» конверт под стол и все поставил. С этим же предметом был случай у моей подруги, дотянувшей почти до исключения. На кафедру пошла ее мама, она женщина деловая, работает директором компании. Положила на стол сто евро, профессор недовольно спустил их себе в ящик и сказал: «Этого мало будет». Она дала еще двести, он опять: «Мало». В итоге она заплатила пятьсот.
Я платила деньги только в крайних ситуациях: на втором курсе за экзамен по гистологии заплатила 150 долларов, хотя зачеты сдала сама. На экзамен я прийти не могла — срочно нужно было ехать ухаживать за родственницей. За несколько дней до экзамена подошла к профессору, довольно старенькому, и спросила, сколько нужно заплатить. Он походил по комнате: «Ну, не знаю, не знаю». У меня в кармане был конверт с деньгами, я его вложила в зачетку и поставила сверху коньячок. Профессор поставил оценку. Коньяк он очень уважал.
После третьего курса нашему институту не продлили лицензию, и мне пришлось перевестись в РУДН. Тут люди действительно учатся, по-настоящему. Если ты подойдешь к преподавателю с клинической кафедры с «деликатным» вопросом, он сразу скажет: «Да что вы такое говорите?» Но я нашла человека, через которого все можно сделать. Летом, в конце четвертого курса, когда я сдавала неврологию, одна девочка сказала мне: «Если что нужно, обращайся. Но цены неимоверные, сразу говорю». С ее помощью я сдавала хирургию. Выяснилось, что это будет стоить 700 долларов. Я, конечно, обомлела. Но деньги дала.
У профессора есть посредник, про которого знают только пара девочек. Они имя посредника называть категорически отказываются, про взятки вообще особенно не распространяются: только вот смотришь иногда, человек не учится, на занятиях не появляется, а тут бах — и сдал экзамен. Из таких людей врачи получатся никакие. Настоящий медик должен быть человеком с мозгами высокой квалификации, он должен знать все и сразу. У меня есть всего один такой знакомый, он учится во Втором меде, ночами учит, хочет стать хирургом».
Л.К.,
Интерн, выпускник Московского государственного медико-стоматологического университета (Третий мед)
«Пятерки у нас получают в основном те, кто не платит. Четверки — дававшие деньги. На экзамене финансовые вопросы не решаются. Только до него или после, то есть до пересдачи. Думаю, за взятку можно сдать любой предмет. Если же преподаватель принципиальный и обойти его никак нельзя, то иногда платят кому-нибудь, кто может к этому человеку подойти и жалобно попросить поставить-таки студенту зачет или экзамен.
Когда мы сдавали экзамены уже на третьем или четвертом курсе, рядом со мной люди спрашивали, что такое инсулин, кариес. Они получили такие же дипломы, как и те, кто учились по-настоящему. Правда, по специальности они, скорее всего, работать не будут. Но есть те, кому лень учить, кто за все платит, но хочет работать руками. Им и их пациентам можно только посочувствовать».
Н.В.,
Студент 3-го курса Кубанской государственной медицинской академии
«В принципе я не был удивлен, что столкнулся с взятками: знакомые студенты говорили, что так и произойдет. Я, например, покупал экзамен по физике, потому что совсем в ней не разбираюсь. Там расценки были простые: тройка — три тысячи рублей, четверка — четыре, пятерка — пять. Четверка по биологии стоила семь, а экзамен по анатомии — пять, причем преподаватель все равно ставит ту оценку, которую ты заработал в течение года. Самый дорогой экзамен — фармакология. За нее платят 25 тысяч. Бывают и почти безденежные варианты: однажды кое-кто из наших ребят за зачет таскал песок и гальку на даче у преподавателя. Другой на даче забор делали, огород вскопали, чтобы она на экзамене помогла, но она не стала, еле на тройки сдали.
Чаще всего узнают о том, сколько стоит экзамен, у лаборанток. Поскольку зачеты сдаются один на один, ты говоришь с преподавателем о чем-нибудь отвлеченном, а потом предлагаешь: „Давайте как-нибудь решим проблему“. Он открывает журнал и смотрит куда-нибудь в сторону, типа: „Я здесь ни при чем“. Кладешь в журнал деньги, и все. Если преподаватель видит, что студент не в состоянии сдать экзамен, он сам может предложить заплатить: сумма не озвучивается, а пишется, или на ее размер намекают. Так, перед экзаменом один преподаватель сказал: „Учите двадцатую главу“. Это значит, что экзамен стоит 20 тысяч.
То, что мы не учим на профильных предметах, потом на практике узнаем. Но пока среди моих однокурсников очень мало людей, которым я бы доверился как врачам, но не могу сказать, что у нас в группе есть какие-то совсем „деревянные“ особи. Элементарные вещи все знают и учатся средненько. А вообще, если у врача красный диплом, то обычно возникает вопрос, как он его получил. И, насколько я знаю, на работу обычно берут троечников и хорошистов: высока вероятность, что они-то учились самостоятельно».
К.,
Студент 6-го курса Курского государственного медицинского университета
«О взятках в моем вузе я узнал буквально через неделю после начала учебы. Тогда, пять лет назад, сдача любого зачета или экзамена стоила около трех тысяч рублей. У нас был преподаватель органической химии, профессор, член-корреспондент РАЕН. Он домогался первокурсниц. Из-за жалоб у него в кабинете установили видеокамеру. Вагинальных контактов этот человек не признавал, но после того, как очередная студентка сделала ему минет, его посадили. Потом несколько преподавателей сели из-за денежных взяток, и у нас в университете была создана комиссия по борьбе с коррупцией. Насколько я знаю, обращений в нее было два. Одно из них — в эту сессию, обратившийся не сдал два экзамена. Другой студент пошел жаловаться на вымогательства, но попал на человека, который был в доле. В ту сессию денег не взяли ни у кого, даже у тех, кто просто хотел подстраховаться.
У нас есть преподаватели, которые принципиально не берут взяток, но их всегда можно обойти. Чаще всего взятки дают на младших курсах: тогда студенты особенно боятся провалить зачет или экзамен. Страх создается специально: старшекурсники запугивают студентов, говорят, что самому экзамен сдать невозможно и предлагают помочь, найти посредника. Прямой передачи денег в пакетах нет: люди понимают, что так нельзя делать. Подставным может быть и взяткодатель, и взяткобратель. Мой приятель сотрудничал с правоохранительными органами, сдавал коррумпированных студентов и преподавателей. Ему самому те же органы подкинули наркотики, а потом завербовали. Три года он помогал «выполнять план» по борьбе с коррупцией. Сейчас ему запрещен вход на территорию университета.
Посредничество очень опасно. Посредник нервничает больше всех: а вдруг этот сдаст ментам? а вдруг тот не поможет? И в случае чего ясно, кто сядет. Сам я стал посредником, когда надо было помочь знакомым. Сверх того, что просит преподаватель, беру по-разному: от нуля до 300%. Многое зависит от материального статуса студента: например, ты знаешь, что для него 20 тысяч не деньги, и если ты скажешь ему, что нужно занести 5 тысяч, то он подумает, что все это фейк.
Я практически не помню ничего из того, что учил на первых курсах, это нормально — накопилось много лишней информации. В интернатуре все это будет отшелушиваться: там, я надеюсь, узнаю что-то по своей специфике. За месяц практики можно узнать больше, чем за 2-3 года учебы. Нужно менять сам подход к обучению. Надо заинтересовывать студентов, менять программу. Зачем, например, педиатру знать основы геронтологии, если он ни одного пожилого больного в глаза не увидит? Всем врачам легко можно сократить обучение до трех лет, а потом сделать ординатуру лет на семь, как в США».

ну чё, под нож лучше не ложиться.
правда 10 лет назад я в детской хирургии лежала с аппендицитом — нормально всё было. Маме даже не пришлось шприцы покупать. Потом просто от души врача конфетами поблагодарили.
это в области было.

Читайте также:  Справка Из Собеса Для Оформления Социальной Стипендии

Сколько Берут Взятку Чтобы Поступить В Медицинский

2. Предположим, вы спите и видите себя студентом медвуза. Вас привлекает романтика белого халата, и клятва Гиппократа кажется вам такой торжественной. Тогда ваш путь – это зубрежка. Зубри в метро, зубри дома, зубри в школе. Зубри с репетитором. Думай, разбирайся, анализируй, решай задачи, выписывай константы, законы и правила в особые тетради, носи их у сердца, читай с фанатизмом, приобретай дорогие учебники, читай больше, чем нужно по программе. Программу изучи вдоль и поперек.

1. Чтобы поступить в медицинский вуз, нужно страстно хотеть. Жаждать быть врачом. Вами должно двигать не желание иметь престижный диплом врача, не желание идти по стопам отца или матери, продолжая врачебную традицию семьи. Вы должны спать и видеть, как вы лечите больные животики, спасаете людей от смерти, оперируете с риском заразиться гепатитом B или D, совершаете врачебный подвиг в должности сельского врача. Возможно, вам хочется изучить тысячи хирургических узлов, или разработать новую модель протеза руки, или пересаживать сердца, или спасать людскую красоту после ожоговой болезни. Если кто-нибудь может вас отговорить поступать в медицинский вуз — не поступайте.

Взятка: сколько берут и сколько за это получают

К примеру, начальник отдела областной территориальной инспекции Министерства сельского хозяйства за две недели своей работы успел взять от обращавшихся к нему от 2 до 55 тысяч тенге. А в феврале этого же года в Петропавловске попался начальник областного управления культуры. Он вымогал у устроителей концерта Анжелики Варум и Леонида Агутина 26 билетов общей стоимостью 416 тысяч тенге на их концерт. Сейчас дело рассматривается в суде.

В школах главным коррупционным преступлением также является торг рабочими местами. Суммы взяток здесь варьируются от 100 до 300 долларов, меры наказания – до 1,5–3 лет лишения свободы. Аппетиты полицейских сравнимы с запросами школьных директоров: сумма взяток – 100–300 долларов. Сроки отсидки – от 2 до 4 лет.

Читайте также:  Участок В Снт На Праве Аренды

Верут ли в вузе взятки

В этом году все российские вузы впервые принимали не собственные экзамены, а довольствовались результатами ЕГЭ. Исключением стали лишь 24 вуза, среди которых творческие, а также МГУ, МГЮА, ВШЭ, СПбГУ. Но и они принимали только один собственный экзамен — профильный. Остальные оценки выставлялись по результатам ЕГЭ. Можно сколько угодно ругать единый госэкзамен, однако один плюс очевиден: новые правила поступления уменьшили уровень коррупции ввузах. Существовали две основные схемы заработка: репетиторство, при котором вузовский преподаватель выдавал будущему студенту все экзаменационные задания, и «классическая» взятка, когда родители договаривались с сотрудником вуза, и даже у самых отпетых двоечников за вступительные экзамены красовались пятерки. Теперь взятки на входе в вуз стали редкостью.

«Коррупционеры должны понимать, что общество на нашей стороне. Думаю, они это и так знают, а теперь еще и видят собственными глазами», – заявил Сакварелидзе. Однако пока уровень взяточничества в стране продолжает оставаться достаточно высоким. Лидирует в списке попавшихся в этом году коррупционеров директор киевского ГП «Укрспецзем» Государственного агентства земельных ресурсов Украины, которая вымогала взятку в $200 тыс.

Помощь юриста

Но главная причина врачебной коррупции — это кризис российского здравоохранения. Банально, но государство даёт врачам мало денег. В 2012 году на образование и здравоохранение мы потратили 620 млрд. рублей. Это меньше 3% ВВП. В прошлом году — 3.7% ВВП. Развитые страны тратят на здоровье своих граждан минимум вдвое больше — 6.7%. США — почти в 5 раз больше, 17.6% ВВП. Россия находится на одном уровне с развивающимися странами типа Перу или Парагвая. В будущем наши показатели вряд ли подрастут. По самым оптимистичным прогнозам, до 2020 года Россия планирует тратить на здравоохранение до 4.2 % ВВП в год. Пессимисты предрекают падение до 0.4% к 2015 году.

Читайте также:  Требования К Директору Транспортной Компании

Пример закупки не очень подходящего товара — машины скорой помощи. «Вот нам закупили десять новых машин скорой помощи — фургоны, рассчитанные на четырех человек – водителя, врача, фельдшера и медсестру. А кто-то спрашивал у практиков, нужно ли нам такое количество? И нужны ли нам именно такие машины? Нет, — сокрушается врач киевской неотложки Александр Синельников. — Но если бы спросили, то узнали бы, что нам больше нужны не фургоны, а легковые машины, ведь в девяти вызовах из десяти помощь больному может оказать и один врач. И чтобы побыстрее добраться до больного, ему нужна шустрая легковушка. Так работают во многих странах Европы, например, во Франции, где я стажировался. В итоге наше учреждение вынуждено кормить не только врача, но и раздутый штат водителей, фельдшеров и медсестер, а также покупать бензина в два раза больше, чем это было бы нужно для легковушек».

Как поступить в медицинский колледж после 9 класса: сдаем экзамены

Однако многие медицинские училища дают будущему студенту право выбора между сдачей вступительных экзаменов и поступление по результатам ЕГЭ или ГИА. Учиться нужно 3 года и 10 месяцев. Такой срок обучения установлен для тех, кто окончил 9 классов, а вот остальные учатся на год меньше. Зачастую медицинские училища предлагают пройти подготовительные курсы, которые работают при училище.

Какую информацию должно содержать заявление? Обязательно ФИО, точная полная дата рождения, данные паспорта, в том числе кем и когда выдан, информация о предыдущем образовании, указание специальности, которую абитуриент хочет получить при выпуске. Если данные, которые поступающий оставил, были неверными, то колледж имеет право вернуть документы.

Взятки в медицине или почему украинские медики берут и будут брать взятки

— Платить за сдачу экзаменов мне не приходилось, — сознается Александр. — Я ни за один зачет, ни за один экзамен не платил. Естественно, на красный диплом я не претендовал, но свою тройку всегда можно было получить, если в голове хоть чуть-чуть мозгов имеется. Бывали, конечно, ситуации, когда я не сдавал экзамен с первого раза, но у меня всегда была возможность его пересдать. Вот, например, фармакологию сдавали. Если ты реально понимаешь, что в группе 12 человек, и из 12-ти 8 человек – заплатили, то ты понимаешь: твои шансы схватить двойку (если не платил) сильно увеличиваются. То есть в группе потенциально могут же быть (или должны быть) двоечники. Поэтому я с первого раза на фармакологию просто не пошел, а сдал позже и все ок.

…Я бы послушала, что мне скажут в ответ наши «бедные» врачи. Вот почему они платят за свое трудоустройство и помалкивают в тряпочку. Какой бы нищей не была отечественная медицина, а врач второй категории (ассистирующий) свои 5-8 тысяч неофициальных гривен «накосит» в месяц.

Запорожская академия

Согласен, что для решения такой проблемы экзамены целесообразно сделать письменными, а итоговые результаты и саму письменную работу, возможно, стоит сделать доступными для ознакомления всем желающим с указанием ошибок и приведением верного ответа.

Эта тема навеяна, как говорится, парящими в воздухе слухами о фактах взяток преподавателями вузов с одной стороны и практическим отсутствием конкретных судебных разбирательств таких фактов.
Интересно Ваше мнение почему так обстоят дела и в чем причина взяток.
Возможно, она состоит в унизительном размере окладов преподавателей (от 276 грн у ассистента до 437 грн у ректора — данные из приказа Миносвиты и науки № 161 от 29.03.01) и закрываются глаза на взяточничество, поскольку это считается «дополнительной заработной платой», которую не может выплатить государство по экономическим причинам. Но как тогда быть с моралью?
Второй возможной причиной является желание студентов как можно проще пройти свой «тернистый путь знаний» (заплатив за экзамен, а не потратив месяцы на освоение предмета). Но о каких знаниях тогда можно говорить?
Может студенты основной целью обучения в вузе видят «корочку», а вовсе не знания, тогда к чему мы идем и что ждет наших детей?
В октябре я был в составе делегации ЗГИА в США и мы видели, что в большинстве университетов и колледжей экзамены и зачеты в конце обучения по дисциплинам студенты сдают в независимом тестовом центре по тестам, разработанным преподавателем, который вел дисциплину, но без участия преподавателя. Злоупотребления там практически исключены, поскольку центры очень дорожат своей репутацией. Интересно Ваше мнение, можно ли применить этот опыт у нас.
Вообщем предлагаю высказать свое мнение на эту тему.

Сколько Берут Взятку Чтобы Поступить В Медицинский

Очень актуальная проблема — детские сады: порой суммы за устройство в детский сад сравнимы с платой за поступление в высшее учебное заведение. Например, в Екатеринбурге устроить ребенка вне очереди в детский сад стоит в среднем около 40 тыс. руб., в Черкесске — от 15 до 30 тыс. руб., в Самаре — от 5 до 20 тыс. руб. Иногда вместо денег родителей просят купить компьютер или мебель.

Еще одна категория взяток — за оформление инвалидности. Как сообщает корреспондент из Карачаево-Черкесии, сегодня почти половина жителей республики получают пенсии по инвалидности, причем большинство из них — это здоровые люди. Цена вопроса — от 30 тысяч и выше (в зависимости от группы), плюс еще около 15 тыс. руб. каждые полгода за переоформление. В Казани назначение 2-й группы инвалидности пожизненно вместо соответствующей действительности 3-й группы стоит порядка 15 тыс. руб.

Почему врачи брали, берут, и будут брать взятки (много букв)

— Когда я поступал в медицинский, на бюджет попасть было невозможно, — признается мой собеседник. — Без денег или без связей это просто нереально. На контракт брали всех – это же заработок университета. Позже бюджетники сознавались в том, что за их поступление родители отстегнули солидные «бабки», от 3 до 5 тысяч у.е. Эта сумма почти равна плате за весь период обучения на контракте (6 тыс. у.е.), только сразу и без гарантии, что после первой же сессии не вылетишь за неуспеваемость. В год в мединститут поступает 200-250 человек. Около половины (в зависимости от госзаказа) — бюджетники.

Когда моя львовская подруга рассказывала о том, что ее зять, закончив мединститут, работает менеджером в торговой фирме, я решила, что у молодого человека просто не хватило настойчивости, чтобы найти себе место по специальности, она у него достаточно редкая – анестезиолог. И как-то не верилось в то, что для устройства на работу с официальной зарплатой в районе 2 тысяч гривен нужно было дать взятку от 5 до 10 тысяч долларов. Казалось, что молодой человек просто разочаровался в избранном ремесле либо видит для себя больше перспектив в торговле, чем в отечественной медицине. Но, когда об этом же заговорил и молодой киевский хирург, решила выяснить, за что требуют такие бешеные деньги? Мне просто был непонятен смысл: украсть в медицине нечего, зарплаты мизерные, больные «благодарят» неохотно.

Поступление в медицинский институт

Скажите, народ, вот мой муж отучился на фельдшера в мед.колледже. Опыт работы фельдшером на «скорой» в Москве уже несколько лет. При поступлении в мед. ВУЗы столицы это ( т.е. среднее мед.образование) какие-то преимущества даёт? И неужели после 4 лет учёбы в мед.колледже его возьмут только на 1 курс? Значит снова 7 лет учёбы?

ПРИВЕТ НАТАША. НЕ НАДО ВОЛНОВАТЬСЯ. ЕСЛИ ТЫ ТВЕРДО РЕШИЛА ПОСТУПИТЬ,ТО НЕ НАДО ОТСТУПАТЬ. ГОВОРЯТ ЧТО ДЕНЬГИ ВСЕ РЕШАЮТ,НО ЭТО НЕ ТАК. ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕСТЬ ЗНАНИЯ,ТО ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. УДАЧИ ТЕБЕ. ОТ ВСЕЙ ДУШИ ЖЕЛАЮ ТЕБЕ ПОСТУПИТЬ И С ОТЛИЧИЕМ ЗАКОНЧИТЬ.

Оцените статью
Бюро юридического и адвокатского консультирования - Адвокатариус